Откройте, полиция!
Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Тексты, записанные пальцем на пыльной столешнице,
По бесполезности тягаются с неизбежностью
Непреложности истин в последней инстанции.
Они останутся только в памяти, где с прилежностью
Ученика, конспректирующего с небрежностью
Откровения различной степени данности,
Будут оставлены на хранение вечности.

И с беспечностью в небе летящего кречета
Вдоль Пути Млечного, по пути точному,
Дравним напророченному, сомневаться нечего тут.
Компас в панике мечется - не ошибиться хочется,
Определиться хочет он, чтобы ветры встречные
Не смеялись вслед ему, там где больше нет его,
И гоняют ветры вдоль трасс пустынных медленно.

@темы: Пятно чернил и взмах пера