Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: пятно чернил и взмах пера (список заголовков)
02:15 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
В нашей пятиэтажной столице,
Где дворов было больше, чем башен,
Не умели мы дома пылиться.
"Выходи поиграть, Саша!"

В мегаполисе ярком и шумном,
В том, в котором мы стали старше,
Мы не тратили время бездумно.
"Выходи погулять, Саша!"

Город набережных и бульваров,
Он расцвел, стала ты краше.
"А ведь мы неплохая пара,
Выходи за меня, Саша?"

@темы: Пятно чернил и взмах пера

19:56 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Вступайте в партию зеленых, это очень важно!
Будем стоять на страже интересов трав отважно,
Будем растения закручивать в листы бумажные...
Товарищ капитан, мы правда для себя, не на продажу.

Я четко помню, как попал в партийные списки, мы прогуливали английский тогда, и пошли в лесок близкий. Там на полянке, где пара пеньков низких, валялись банки от коктейлей и бутылка виски.
Наш председатель и друг всех трав и растений опустился на колени со странным приспособлением, которое держал в руках так степенно и властно, как держит крест Понтифик в пурпуре красном. Стало ясно, сейчас начнется заседание, лекция про основы дыхания, особенно вдыхания.
Помню, закашлялся сильно, слезы из глаз обильно. Стало даже как-то обидно, что горло садит, как в комнате пыльной. Для закрепления процедуры вступления сделали пару повторений и расползлись, как тени.

Вступайте в партию зеленых, это очень важно!
Будем стоять на страже интересов трав отважно,
Будем растения закручивать в листы бумажные...
Товарищ капитан, мы правда для себя, не на продажу.

Под сенью леса весеннего, в ожидании чуда священого, озарения и откровения, сидеть в тени было лень мне. Полным составом этого стада оленьего мы двинули в парк в поисках развлечения.
Дошли до качелей.
Кстати, а вы замечали, как это печально, когда кого-то качает. Как он опускается и взлетает - качели нашу жизнь походу обозначают. Впрочем, недолго они мазолили мой взгляд зоркий, я перевел его на рядом стоящую горку. Пацаны, в натуре, вот модель мироздания - как тяжелы труды подъема и краток миг опускания. Вся наша жизнь на эту хрень железную похожа. Мы так же впахиваем тяжко, и счастье пролетает тоже.

Вступайте в партию зеленых, это очень важно!
Будем стоять на страже интересов трав отважно,
Будем растения закручивать в листы бумажные...
Товарищ капитан, мы правда для себя, не на продажу.

Дальше помню, что очнулся на остановке рядом с магазином, где барыжит тетя Арина и вечно воняет бензином.
В руках пакет сушек и пустая бутылка, в голове опилки, а в памяти дырка, размером с два часа чистого времени, которое я куда-то дел с этими оленями. Вроде бы хрен с ними, но мне до сих пор интересно, куда эти сто двадцать минут могли исчезнуть бесследно. Хотя говорят, что я провел их с толком, мол оборачивался на каждую юбку и говорил "Гыгыгы, телка".
Не склонен верить, хотя и допускаю, в общем теперь я с целью посещаю партийные съезды в надежде разобраться, куда же ценное время могло так потеряться.

Вступайте в партию зеленых, это очень важно!
Будем стоять на страже интересов трав отважно,
Будем растения закручивать в листы бумажные...
Товарищ капитан, мы правда для себя, не на продажу.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

20:23 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Было выпито много, и от порога в порядке строгом до ванной
Бутылки стояли. Это было странно, Нирвану напевали, ну да ладно.
Нетрезвой походкой, спотыкаясь об куртки, на балкон я вышел и сказал:
"Надоела столица, так недолго спиться. Пошли на вокзал."
"Если куда-то ехать, то есть же бэха!", - ответил Ваня, достав ключи.
Я хотел ответить, мол иди ты в баню, но кивнул зачем-то, в ванну заскочив.
Шесть утра в столице, время заводиться, пока не выветрится эта блажь.
Права просрочены, к чертям полицию, ждет одесский пляж.

Я проснулся где-то в тысяче километров от родного дома и ошалел:
Помню, пил в России, так как вышло это, что на Украине я протрезвел?
Ваня ухмыльнулся, закурил лениво, и опохмелиться мне протянул.
Я залился пивом, вспомнил про Одессу и уснул.

Солнце ярко светит, и южный ветер, и дождик теплый пошел.
Мы сидели с Ваней на песке, как дети, было хорошо.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

13:39 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Женщины - это приходящее: они были в прошлом, есть и в настоящем. Хотя все чаще меняются имена и лица. Друзья успели кто остановиться, кто жениться. А смысл торопиться? Тебе могу сказать об этом, ведь ты на станешь злиться, ты сигарета.
Женщины приходят незаметно, так же исчезают, и только ты не изменяешь. И сопровождает
Дымок неспешный наши с тобой беседы в сквере. Только тебе я объясняю и могу доверить
Все эти бредни, или про то, как мы намедни с одной подругой дали сотню поводов для сплетен.
Спасибо за эти минуты свободы. Еще одна затяжка - и на работу.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

23:58 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Чижом и Ко вдохновленный

На двоих один паспорт, и тот просроченный, и обменять бы - заморочиться, но укороченная
Ночь на дворе. Не до бюрократии. Да и черт бы с ней, лучше бы не знать ее.
Тем более, что на двоих с тобой одна кассета, батарейки от плеера завалялись где-то.
Середина лета, в столице жутко душно и лужи, синоптики обещают нам плюс двадцать - врут же.
Пара рублей в кармане, но если осторожно отвлечь внимание латочника, то ловко можно
Достать мороженное. Пойдем к фонтану, я тебя столкну и фотографировать стану, не обижайся!
Вот так и оставайся, ты же такая красивая. А помнишь как когда-то я спросил тебя:
"Привет, я Лёша, а как тебя зовут? У меня есть часик, может вместе погуляем тут?"
Это было вечность назад, кажется, а может быть вчера? Скоро стемнеет совсем, нам уходить пора,
Домой поедем, фильмом будем развлекаться, а остальное посторонних не должно касаться.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

23:02 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Вроде логично: когда переполняет личным так, что не помогут даже пол литра "Столичной",
И выход ищешь для слов не совсем приличных, негнущиеся пальцы роняют уже третью спичку -
Посещает мысль, водкой подогретая, пойти на крышу и, под завывания ветра,
Раскурившись сигаретой, обо всем об этом набросать пару претенциозных куплетов. Что нибудь про лето,
А лучше про любовь весеннюю, с надсадом Есенина, добавив про постель ее. Кого "ее"? Да кого вообще волнует?
Главное, что видно, что чувак до ужаса тоскует.
Страшно ревнует, например, или жестоко обижен. И этой бурей чувств в стакане бесконтрольно движем.
Можно добавить про гетто, про детство тяжелое, как школу жизни уличной с самого низу прошел,
Как выбивался в люди, об стены разбивая руки. Но права в том, что все это пишется просто от скуки.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

21:52 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Апрельскому утру в столице так сладко спится,
Что, разбуженное птицами, только злится,
Мрачно хмурится, улыбаться не стремится.
Между явью и сном перейдя границу
Сердито дуется.
Чему тут удивляться?
Ночной город разучился рано просыпаться -
Вместе с солнцем приходят унылые лица.
С добрым утром, столица!

А вечер в апреле напротив с ним так разнится:
Город стремится развеяться и проститься
С зимой унылой. И в музыке раствориться,
Город любит шутить, пить и веселиться -
Ну как ребенок.
Уже глядит устало,
Но все равно шагает в самом сердце карнавала.
Но солнце встало уже, и пора ложиться.
Отсыпайся, столица!

@темы: Пятно чернил и взмах пера

22:52 

Арбатское.

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Тексты, записанные пальцем на пыльной столешнице,
По бесполезности тягаются с неизбежностью
Непреложности истин в последней инстанции.
Они останутся только в памяти, где с прилежностью
Ученика, конспректирующего с небрежностью
Откровения различной степени данности,
Будут оставлены на хранение вечности.

И с беспечностью в небе летящего кречета
Вдоль Пути Млечного, по пути точному,
Дравним напророченному, сомневаться нечего тут.
Компас в панике мечется - не ошибиться хочется,
Определиться хочет он, чтобы ветры встречные
Не смеялись вслед ему, там где больше нет его,
И гоняют ветры вдоль трасс пустынных медленно.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

01:26 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Что меняется: мы или жизнь вокруг?
Каталог подруг, или полк друзей,
Вдруг неровный стук, открываешь дверь,
Пустота за ней - ну и что теперь?
Замыкался круг в пять часов утра,
Кажется, пора - вот и новый день.
Солнцу снова лень, и во тьме двора
Запинаюсь я - сонный кот Матвей,
Воет между кед - вот он и ответ:
Шерстяной комок, черная дыра,
И последний снег, вот и весь набор.
Взгляд кота суров - вижу в нем укор,
Да и сам он взмок. В окнах свет поблек -
Все ложатся спать, выходной пришел.
Это хорошо, хочется бежать.
И часы бегут, а могли стоять.
Снова снег пошел, а я легко обут.
Странный новый мир: я, часы и кот,
Мы ползем вперед, к выходу метро -
В этот ранний час нас зовет Арбат
Старый детектив видеть будет рад,
Точно приютят он и доктор В.
Шумно в голове - в пять часов утра
Не купить воды или шоколад,
Так что без фольги - я не виноват,
Но серчает кот и молчат часы.
Утренний Арбат, приглушенный свет,
Звезд на небе нет, люди не спешат -
Непривычный вид, ошалелый взгляд.
И часы стоят, и Матвей стоит.
Вот и все, ребят, мы втроем опять
На краю моста. С добрый утром, эй!
Ну проснись, Москва, пошуми в ответ!
И прохожих нет, и ответа нет.
Засыпает кот на моих руках,
И часы стоят. Вот и новый день.
Отступает страх. Возвращаться лень.
На мосту втроем. Может быть потом
Мы домой пойдем. Солнце над рекой,
В небе облака, а Матвей храпит.
Как-то так. Пока.
А, чуть не забыл,
Скоро стает снег, и придет весна,
И ручьи по улицам будут течь.
В общем как-то так. И до новых встреч.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

22:15 

Самолюбования пост.

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Десять тысяч страниц. Приблизительно по женщине на страницу. (к/ф Казанова).

Все началось, я помню ясно, тем далеким летом,
Когда я счел себя поэтом, гением при этом -
И, чтоб цитировать великих, сел за книги, значит,
На полке пыльной отыскал "Декамерон" Боккаччо.
Сначала медленно пошло, но после с интересом,
Читал взапой, был напрочь увлечен процессом. Честно!
Мое сознание в страницах просто растворилось,
А порнофильмам та игра сюжетов и не снилась.
От корки и до корки, забивая на гулянки
А в это время на какой-то пьянке шли разборки:
Ребята подцепили Ленку - Сашке подфортило,
А Петька недоволен был, но все забыл за пиво.
А я тем временем читать закончил, взял бумагу.
Приврать умею, благо - набросал себе легенду.
Да, врать друзьям не хорошо, и даже скверно, верно,
Зато как на меня смотрела с восхищеньем Ленка!
И вот мне двадцать, я рассказываю про балконы,
Про парки, дачи, про мосты, вокзалы и перроны.
Моя любимая - про итальянскую студентку.
И верят мне Наташка, Сашка, Машка, Танька, Ленка.
И все отлично у меня, как быть могло иначе?
Уверен, что читал не зря "Декамерон" Боккаччо.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

20:51 

Мой перевод "The Impossible Dream" from MAN OF LA MANCHA

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Мечтой о несбыточном жить,
Презреть тишину и покой,
И самое жизнь положить,
Пытаясь ослабшей рукой

Коснуться далекой звезды.
Свой долг в старом сердце храня
Оставлю на небе следы,
И небо пусть судит меня.

Пускай без надежды, среди пустоты
Пытаться достигнуть манящей звезды
Без права на слабость и права на сон -
Лишь правом дерзнувшего вооружен.

И верою тайной гоним,
Что этой безумной мечтой
На склоне веков пилигримм
Заслужит блаженный покой.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

20:47 

Хвастовства пост.

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Трубят победу дураки, триумф у дураков -
Меня ждет метра три пеньки и парочка столбов.
Насмешника недолог век, и есть тому резон -
Любой из умственных калек блюдет один закон:

"Все наше общество стоит на страже дурака,
И двор ему благоволит, и жизнь его легка.
А кто учить его решит, глаза ему открыть,
Тот пусть на судей не грешит, но надобно казнить."

Как дурака не осмеять? Ведь нет ему конца,
Все должности успел занять от лавки до дворца
Пробрался в школу он давно, и в госпиталь проник,
Судейской мантии сукно примерил и парик,

В доспехи стражи облачен, и в платье короля...
Дурак был мною обличен - и ждет меня петля.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

21:06 

* * *

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Скажи, Господи, как так вышло?
Побеседуй со мной немного,
Или это уж будет слишком -
Выражать недовольство Богу?

Нет, ты все же меня послушай,
Я займу минут десять где-то.
Ты вдохнул в меня эту душу,
Так ответь мне за душу эту.

Так какого же черта, Боже?
Ой, прости, сорвалось невольно,
В общем к делу: ты мне поможешь?
Или помощи ждать крамольно?

Мы с тобой ведь тогда решили,
Что взаимно друг в друга верим.
Сомневаешься, не грешил ли?
Вот и я в тебе не уверен.

Говорят, что нас всех ты любишь,
Но в последнее время вижу -
Тебе ближе другие люди.
На меня может ты обижен?

За собой не припомню что-то,
Чем обидеть бы мог случайно,
Так скажи, Боже, от чего ты
Оставляешь меня в отчаянии.

Ты же видишь, я заблудился -
Занесен четкий путь метелью,
Я споткнулся и оступился,
И оставлен тобой теперь я

Посреди ледяной пустыни
И безмолвия цвета неба.
Понемногу кровь в жилах стынет,
Мне бы знак, хоть намек бы мне бы

Указатель с простейшей стрелкой,
Да маршрут не особо трудный...
Боже, как же все это мелко,
Ты прости, я, наверно, нудный...

А на самом-то деле, Боже,
До весны дотянуть бы строчку,
Не люблю я зимы, ну что же,
Четверть года всего лишь. Точка.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

23:27 

Реферат по зарубежной литературе. Гекзаметр

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Заморочился.


Муза, скажи о слепце, что вовек свое имя прославил.
Том, кто воспел нам войну, погубившую славную Трою,
Том, чьим устам довелось донести о скитаниях мужа,
Что был известен в миру многоумным потомком Лаэрта.
Семь городов вели спор, где родился Гомер достославный.
Семь городов поделить не сумели певца и поэта,
А, между тем, признаваться в отечестве этом неловко.
Стыдно – ведь значит кормить не желали сначала Гомера.
Впрочем, не могут решить, а писал ли Гомер Иллиаду?
Или, быть может, не он пел про долгий маршрут до Итаки?
Жил ли слепой рифмоплет под приглядом богов-олимпийцев,
Или «Гомер» - псевдоним для талантливой группки поэтов?
Доводы против и за постоянно звучат в кабинетах,
Где ученые разных мастей обсуждают вопросы Гомера.
Был или нет? Или как записать удалось его песни?
Кто же ему рассказал, о деяниях древних ахейцев?
Вечный вопрос. Точек зрения множество самых различных.
Каждый ответ подойдет – аргументы разумны и вески.
Главное, ни у кого нет сомнений, что эти поэмы
Вносят значительный вклад в мировую историю лиры.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

01:41 

О порнографии.

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Вы думаете порно - это когда один-два-три дяди, кони, негры и тетя-две-три?

Нет. Порнография - это шестьдесят процентов современной печатной прессы.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

22:37 

О гонзо.

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Я давно для себя решил, что в трудных ситуациях нельзя прибегать к алкоголю. Он не помогает забыться, а только ускоряет поток мыслей, становящихся бесконтрольными, захватывающими все пространство внутри черепной коробки, поглощающими самое сознание и проникающими в самые темные закоулки неподконтрольного более разума. Это чертово безумие, когда ты, подвластный этим безостановочным и беспорядочным мыслям, все глубже погружаешься в ад внезапно раскрывшегося самосознания беспомощного и окруженного непознаваемой опасностью существа, тщетно пытающегося спрятаться и закрыться от все нарастающего ужаса наваливающихся все новыми грудами пепла и остатков былого благополучия мыслей. Это похоже на ночной кошмар, с той лишь только разницей, что ты не спишь - тебе некуда бежать, тебе не дано пробудиться от всеобъемлющего ужаса бытия наедине с собственными химерами, рожденными пораженным жизненными коллапсами разума, вся внутренняя защита которого была так кстати ликвидированная несколькими сутками бездумного алкогольного бреда в попытках забытия. И все, что тебе остается - забиться в угол собственного сознания в наивной попытке переждать этот ад, созданный необузданной теперь фантазией пораженного в самое сердце внутреннего мирка. И в адской пляске образов и калейдоскопе сменяющих друг друга с невероятной скоростью случайно возникающих озарений панического характера изредка мелькает последний луч надежды - жалкая мысль о том, что когда-нибудь это все закончится... И однажды это случается.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

00:02 

Я был...

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Шагали долго не улыбаясь, храня молчание,
Под грузом долга порой сгибаясь - в глазах отчаяние,
Под звон набата неровным строем. Судьбе слугою
Я был солдатом и пал героем в войне с собою.

Любимец муз и адепт искусств, что живут поныне,
Мой тяжкий груз менестреля чувств гордо нес святыней,
Да что об этом, я впал в немилость, вином спасался...
Я был поэтом, но так случилось, что исписался.

В объятьях страсти в бреду любовном слова рождались,
Мгновеньем счастья в тиши безмолвной те награждались.
Был окрыленным, упал, но что же? Последним словом:
Я был влюбленным, и дай мне, Боже, побыть им снова.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

17:15 

Перевод старинной шотландской баллады.

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Господа, молчать не в силах!
Расскажу я как красива
Та, что мне во сне явилась
И владеет мной с тех пор.
Богом созданное чудо,
Говорить о ней я буду.
Подобрать слова так трудно,
Королева серых гор.

Если б вам узреть богиню -
В этот миг и время стынет -
Небеса от счастья плачут,
Затихает вечный спор
Что прелестнее на свете:
Шум волны иль вольный ветер.
Ясно всем - никак иначе -
Королева серых гор.

Как-то вечером подобным,
Я прошел, судьбой ведомый,
Через всю страну от дома -
Жду с надеждой разговор.
Через земли менестрелей,
Шума ветра, птичих трелей,
Но средь всех она милее -
Королева серых гор.

Если б вам узреть богиню -
В этот миг и время стынет -
Небеса от счастья плачут,
Затихает вечный спор
Что прелестнее на свете:
Шум волны иль вольный ветер.
Ясно всем - никак иначе -
Королева серых гор.

Мне теперь пора в дорогу
Ведь дойти всего немного
До желанного порога.
Меня манит птичий хор.
Они знают тайну средства,
Что открыть желаю с детства -
Как открыть замочек сердца
Королевы серых гор.

Если б вам узреть богиню -
В этот миг и время стынет -
Небеса от счастья плачут,
Затихает вечный спор
Что прелестнее на свете:
Шум волны иль вольный ветер.
Ясно всем - никак иначе -
Королева серых гор.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

02:29 

Прошу сходиться.

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Туман. Предрассветная мгла отступает.
Роса. Спотыкаясь на каждом шагу
По небу луна кое-как ковыляет.
И звезды бледнеют. И вот на бегу

Проснувшийся ветер листву подгоняет.
Морозит. Стоит, наклонившись, ковыль.
Туман под дыханием северным тает.
Скрипит под ногами прибитая пыль.

Застывшие звуки обрушились громом,
Хоть все и не ново, хоть все как всегда,
Когда раздается - до боли знакомо:
"Ну что же, сходиться прошу, господа."

@темы: Пятно чернил и взмах пера

03:11 

О по(ли/э)тической активности.

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Россия - такое место, где вечно пешком по шпалам,
От почестей до ареста всего пять минут бывало,
Где вечно бардак в почете, положение чрезвычайно,
И как же вы тут живете? И довольные необычайно.

Удивляться не приходилось - мы к такому привычны с детства,
И на то только и сгодилась страна вечного раболепства,
Бесконечной толпы к окошку неработающей сберкассы,
Каждый сам на уме немножко, ну а вместе - разумная масса.

А рискни возвестить иное, мол давайте уже жить дружно,
И оплеван ты, а за спиною гул ругательств звучит натужно.
Тут медведи, упившись водкой, сняты бабушкиным "Зенитом".
Иностранцы дерут пусть глотки. Это Родина, извините.

Воры с жуликами у власти, а ведь было у нас когда-то,
Что в порыве мужицкой страсти гнали нечисть и брат за брата.
Не везло на царей России, и свои разочаровали,
Ну а те, кого пригласили, так и вовсе все разворовали.

За одно лишь скажу спасибо - не повымерли здесь таланты,
И бытуют по всей России власти критики - пасквилянты,
И поэт гражданином назван и несет свое слово людям,
И народ словам внемлет разным - ведь поэта мы не осудим.

Он глаголом, как правду-матку, разрубает глупца на троне -
У того положение шатко, так и глянь, он как "Курск" утонет.
Он с айфоном или воланом усидит наверху едва ли,
Править эдаким балаганом только клоунам и давали.

Агитаторов той "России", что "единой" себя величает
Мы намедни так и спросили, мол люлей-то не получали?
И глаза потупив невольно, и, стесняясь, лицо скрывая
Нам ответили: Били, и больно. И добавить еще обещали.

Вот и верь после этого в сказки про почти что полтинник процентов.
Голос свой не отдаст по указке за игрушечного президента
Даже самый алкаш последний, тут едро сильно обманулось.
Потому, что у всех поколений коллективная совесть проснулась
две минуты назад|Редактировать.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

Следами кед в пыли дорог

главная