• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:56 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Едва перешагнув порог,
За ним оставив все пороки,
Слова укладываю в строки
Следами кед в пыли дорог.

Усидчивости вышел срок,
Я не из тех, кто терпит сроки.
И вновь написанные строки
Следами кед в пыли дорог.

Науки не идут мне в прок,
И, жизни позабыв уроки,
Я вывожу изящно строки
Следами кед в пыли дорог.

Судьба ведет, а может рок,
К моей Авроре на востоке,
Где на стене я выбью строки
"Следами кед в пыли дорог".

А воротившись дам зарок,
Как сотни раз давал зароки:
Забыть, как создаются строки
Следами кед в пыли дорог.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

21:25 

О верности.

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Вы можете верить или не верить, но я даже не задумываюсь о возможности секса с другими женщинами, потому что влюблен в мою жену.

Но я в себе уверен, что всегда сумею устоять, да и глупо было бы ради несколько минут сомнительного удовольствия жертвовать покоем семьи и отягощать свою совесть. Секс - дело хорошее, но для этого есть супружеская постель.

Я вообще разумею себя лучше, честнее и разумнее многих. Просто потому, что лестно считать себя человеком честным и благородным. Бог хранит меня - не стоит давать ему поводов усомниться в целесообразности этого.

@темы: (с) Кто-то из древних, Inside

19:39 

Об изменах.

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Как закончите - сделай мне кофе. Ну и девочке тоже.

@темы: (с) Кто-то из древних, Барышни, Малая

19:28 

Главный редактор.

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Это очень хорошо соседствует с моим именем. Да и в 20 лет-то, не слабо, ага? Хоть и студенческий журнал, но 24 полосы хорошей полиграфии.

19:25 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
26.09.2011 в 18:46
Пишет .коробки с мечтами:

Я вывела одну простую вещь:
ты не имеешь права требовать больше, чем стоишь сам.


URL записи

23:13 

Джон Бивер.

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
-Вы уже женаты 29 лет. В чем секрет удачного брака?
-Я постоянно восхищаюсь своей женой. Если у твоего соседа трава зеленее – это значит, что ты не поливаешь свою траву. Я непрерывно говорю Лизе: «Ты великолепна. Ты - желание сердца моего. Ты превосходна». Для чего я это делаю? Во-первых, это помогает ей расцветать, потому что женщина отображает любовь своего мужа. Во-вторых, это помогает моему сердцу быть всегда влюбленным в нее. Сила и жизнь во власти языка. Лизе сейчас 51 год. Недавно она была в Киеве и один врач ей сказал: «Я думал, что Вам еще и сорока нет». Она ответила: «Это потому, что мой муж меня очень любит». Запомните, женщина является отражением любви своего мужа.

@темы: (с) Кто-то из древних

22:26 

Чужие письма..

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Я никогда не читаю чужих писем. Даже если вот оно лежит, только разверни, никто и не узнает. И ведь хочется, очень хочется. И я даже беру это письмо, верчу в руках. Меня ничто не останавливает. Никакого внутреннего протеста. Только мое личное убеждение в том, что это неверно. И я кладу это письмо на место.

Рукописный текст - следы сердца.

А посему я ревностно храню чужие тайны, я не имею права их раскрывать, даже самому себе, тем более, что мне их никто не доверял.
И я не читаю писем, адресованных мне, если срок их распечатать еще не вышел. Мальчишеский романтизм, пожалуй. Помните, как в Затерянном мире Конан Дойла, когда профессор Челенджер оставил своим спутникам письмо с условием, что они его не откроют до определенного часа. И почти успел к этому часу их нагнать, чтобы на словах передать содержание. А в конверте был чистый лист, кстати.

@темы: Inside

17:29 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Ну вот, вчера мы впервые с Дашкой не созвонились. Она в театре была, это я понимаю. На самом деле здорово - английская драматургия на английской сцене. Я одобряю, всяко лучше, чем напиваться, как я вчера :) Но хочется ее видеть, слышать, хоть так - через километры, раз уж не получается ближе.

@темы: Inside, Малая

01:39 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Дома очень тихо. Ну то есть шум, конечно, мама с Олей вот на кухне, Yann Tiersen из колонок, собака бегает. Но все равно очень тихо. Как-то обыденно. А теперь еще и чай кончился, а новый заваривать так лень. В поисках темы для записи я обернулся. Мой взгляд упал на поливалку для цветов. Она стоит на самой верхней полке - чтобы Даша не могла ее достать. И стоит она там с тех самых пор, как Даша впервые приехала ко мне около шести утра из Пушкарева. И стоит она там потому, что малая, издевательски хихикая, обливала меня водой из этой поливалки. Вот в шесть утра, с не очень трезвой девушкой на руках - безусловно, то, чего мне не хватало - холодный душ из бутылки.

В то утро я еще не был тем, чем являюсь сейчас. Я был бездельником, повесой. Если быть откровенным до конца - я был елочной игрушкой. Блестящая такая, красивая. И радость приносит, и любят все. А внутри воздух. И все. Я не про внутренний мир, на него не жалуюсь. Я о том, что кроме этого мира не было ничего, с точки зрения вселенной я был пустышкой - никакой пользы.

И вселенский баланс был соблюден: проживаешь дни без толку - хрен тебе, а не секс. Это был первый в истории случай отравления свежесваренными макаронами.

Но шутки шутками, а ведь так оно и есть: Даша сподвигла меня сделать все, что я сделал, а значит и получить все то, что у меня есть. Не то, чтобы это ради нее - мне самому все нравится. Но без нее этого бы не было, и для нее... нет, это сделано для нас.

Малая дала мне больше, чем кто-либо до нее. И я хочу дать ей больше, чем кому-бы то ни было раньше. Я не просто захотел, я и впрямь взял ответственность за другого человека. И она это осознала. И приняла. И так будет и впредь, да, малая?

@темы: Inside, Малая

01:08 

О курении

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Даша при мне не курит уже много месяцев, она вообще стала меньше курить - я доволен.

А я курю только при ней. Сегодня даже ждал разговора с ней, чтобы покурить немного. Это связанные вещи, одно без другого - что-то неполное. Оказывается, Даше нравится смотреть как я курю - внезапно. Я при ней раньше не курил. Я вообще раньше не курил, не тянет совсем. И сейчас не тянет, это скорее жест, штрих к портрету. И курить, если Даша не видит - не интересно вовсе. Не думаю, что буду курить при ней когда она вернется. Да и эту сигарку я буду курить еще очень долго - немного вкуса и аромата, и я ее опять затушил.

@темы: Inside, Малая

14:32 

Часть 2

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Пролог: Лето в Первопрестольной – особенная пора. В этот раз оно началось даже раньше, чем обычно, в апреле. А если быть весьма педантичным, то в обычный апрельский вторник, в обычном московском кабаке, под обычный людской шум. Так может начинаться совершенно любая история, вот и я не стал первопроходцем. Но тем не менее именно тогда началось лето. И это было первое лето, которое начиналось в десятом часу вечера. В этой истории нет главных героев, точнее каждый из них побывал главным, вселенский баланс соблюден. Но было у них одно общее, неизменное и главное. Это была женщина. А когда во главе стола женщина, то все мужчины вокруг превращаются в мальчишек, неразумных, шебутных, смешных и прелестных в собственной глупости. Первых двоих можно обозначить сразу: стареющий и умудренный, по собственному заблуждению, жизнью Поручик, снисходительно и из чувства какой-то отеческой заботы поучающий, когда есть настроение, своего юного протеже, некоего Корнета, человека в высшей степени неопытного в жизни, наивного и требующего покровительства и заботы товарища по оружию, опять же, по мнению Поручика. Делить женщину с другом не только глупо, это пошло, а уж с подопечным… это вопрос чести и морали, так что наш стареющий герой, вдоволь пообщавшись с вышеупомянутой дамой, учтиво сделал шаг в сторону, позволяя зеленому юнцу вкусить настоящих жизненных радостей, без оглядки на своего наставника. Именно в этом месте мы на время оставляем уже успевшего надоесть гусара.

Действие первое: А тем временем сударыня изволила покинуть границы империи. Точнее сказать дела вынудили ее это сделать на долгих два месяца. Впрочем, они были долгими именно для Корнета, о других участниках судить не берусь. Ну а наш юный друг погрузился в пучину любви с головой, загнав не одного гонца почтовой службы, которая, должно быть, только тем и занималась, что возила депеши с сентиментальными виршами через Ла-Манш в обе стороны. С каждой весточкой чувства молодых людей распалялись все сильнее, слова становились все страстнее, фразы откровеннее. Признания жгли бумагу, курьеры мучили лошадей, сердца бились все быстрее. Но вот пролетают два томительных месяца, юная леди возвращается в Первопрестольную, к родителям и возлюбленному. Но только что-то изменилось. И если юный Корнет остался верен своим словам, то в глазах его прекрасной дамы уже не было прежней страсти, в ее прикосновениях не было той теплоты, которая и письмам не давала остыть. И наступил второй вторник этой истории.

Действие второе: В этот самый вторник Поручик, будучи изрядно пьян, вновь посетил тот самый кабак, в котором и началась эта история. И, слабо отдавая себе отчет о последствиях, наткнувшись там на своего юного друга и его возлюбленную, просто взял ее за руку и увел, дабы провести еще половину часа в приятной беседе, как и два месяца назад. А буквально несколько дней спустя получил приглашение на чай к этой девушке. И в это же время Корнет получил письмо, содержание которого он заливал впоследствии ею родимой, да иными горячительными напитками без разбору и счету. Чувствуя ответственность за своего товарища, Поручик изрядно отчитал ветреную девицу, а потом открыл для себя, что она теперь несколько свободна. И решил, что теперь имеет моральное право и себе оставить воспоминания о прекрасном лете. Так главным героем перестает быть Корнет, а становится наш седеющий вояка. И если сначала он не рисковал быть совершенно искренним, то со временем юная его подруга стала вхожа в офицерский клуб, стала частью жизни полка, была принята и завела друзей среди сослуживцев Поручика. И лето было солнечным, и погоды стояли превосходные, и все было живым. Так наступил третий вторник этой истории.

Действие третье: все тот же кабак, разве что поменьше людей. Юная леди сказалась занятой и покинула нашего героя в начале десятого часа, что так же символично, как и место и время всех трех действий, ведь в это же время и началась это лето. Поручик знал, куда направилась его спутница и, по завершении своих дел, направился туда, чтобы еще раз увидеть свою возлюбленную перед ее вынужденным отсутствием. И увидел. Правда несколько не то, что ожидал. Вместо ее друзей там оказался Фельдфебель полка, сжимающий в объятиях прекрасную деву. Как выяснилось позже, в то время, пока Поручик отсутствовал два дня по долгу службы, на празднестве по случаю юбилея другого офицера, они и познакомились, вспыхнула страсть. А дальше случилось самое любопытное: вместо того, чтобы скрестить клинки, господа скрестили кубки, проведя ночь за беседами и возлияниями, а на утро расстались хоть и не друзьями, но без взаимной неприязни.

Эпилог: Поручик с Корнетом, оказавшись по одну сторону, вновь сдружились, Фельдфебель занял место по левую руку нашей прекрасной героини, ждет ее возвращения к светской жизни и ежедневно беседует с Поручиком, все удивляется, что дуэль не состоялась, спрашивает совета и помощи в иных вопросах.
Героиня пытается разобраться в своих чувствах, сжимает в руке брегет, подаренный Поручиком.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

14:25 

Попытки создания полноценного романа. Часть 1

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Вот мне не сиделось дома.

Раньше я отправлялся в странствия мальчиком, им же и возвращался. Это поездки с отцом на озера, поездки с матерью на Кавказ, да даже длительное пребывание у бабушки с дедушкой за городом рассматривалось мной как далекое путешествие, полное лишений и испытаний. Теперь, отправляясь мальчишкой, я возвращаюсь мужчиной. Я привожу из этих поездок, все чаще одиночных, новые истории, впечатления, мысли, записи. Росту над собой, так сказать. По крайней мере мне лестно так разуметь - это придает моим сумасбродным вояжам окрас сакрального смысла и важности. А когда-нибудь я буду отправляться мужчиной, а возвращаться мальчишкой. Я не знаю что это значит, но уверен, что так оно и будет - баланс должен быть соблюден. И только тогда я достигну истины бродяжничества.

Наблюдать жизнь через окно поезда… Это… забавно. Она буквально проносится мимо, исчезает за поворотом. И это не одна жизнь, тысячи их. Чужих судеб, остающихся в памяти лишь росчерком капель дождя по стеклу. Становясь невольным свидетелем мгновений жизни, задумываешься о странностях этого мира, о том что у кого-то есть что-то настоящее, живое, а тебя несет за тысячи километров с непонятной целью и простой, как три копейки мыслью, бьющейся в висках. Впрочем, начать стоило не с этого.

Это лирика, а между тем начинается эта история, а это именно повествование о безумных днях, вполне себе по-земному.

Всю мою жизнь на серьезные поступки меня толкали женщины. А на, по истине, безумные – так и вовсе чужие женщины. И именно сейчас я удаляюсь со скоростью около восьмидесяти километров в час от девушки, которая внезапно захотела стать чужой. Правда, это тоже не самое удачное начало, оно уже раскрыло всю интригу, но не внесло ни йоты ясности в том, чего меня вообще дернуло во все тяжкие.

Попробую иначе.

Если не вдаваться в подробности, а только обозначить суть предшествующих событий, то я расстался с девушкой. Не могу сказать, что любил ее безумно, или нечто подобное, однако эта мысль все время где-то свербела, не давая спать ночами, заставляла пересматривать ее дневник, фотографии. Лучшим лекарством от дырок в душе испокон веку были алкоголь и случайные связи. Но это для большинства. А меня вот всегда приводили в чувства и проветривали голову именно странствия. Сел и поехал.

Вот и в этот раз я позвонил Сереже, моему хорошему другу и духовнику, так сказать, и...

«Что значат для странствующего рыцаря раны бренного тела? Санчо, мой меч, мои доспехи. Вперед, на встречу опасностям и приключениям, мой друг»

В данном конкретном случае опасность заключалась в практически полном отсутствии денег, а приключением был сам маршрут Москва-Одесса-Москва. Ну а в текущий момент я неутомимо приближаюсь к Калуге. Вот просто беру и сбегаю от девушки, к которой я хотел бы быть как можно ближе.

Впрочем, было бы неправильно, да и попросту неразумно требовать у вас понимания всех моих переживаний, с пеной у рта доказывая, что это не блажь, а совершенная необходимость, способ спастись от сумасшествия и невероятного количества разрывающих голову мыслей. Или от сживающей сознание тишины отсутствия хоть каких-то мыслей.

А подумать есть о чем. Я много размышлял в течение нескольких дней перед этой поездкой. В те моменты, что не упивался в барах с друзьями и не смотрел в одну точку часами, силясь найти причину хотя бы для того, чтобы пошевелиться. И все эти измышления вылились в то, что ныне представлено вам в виде небольшой зарисовки из жизни столицы образца XIX столетия.

@темы: Пятно чернил и взмах пера

12:29 

Полуденное

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Доброе утро! Ветер шатает
Кроны деревьев, что в окна стучатся.
Уже минул полдень - пора одеваться,
На кухне давно бутерброд остывает.

Комок из вещей в шкаф небрежно закинут,
Бардак на столе, в волосах, в размышлениях.
И сонно-лирическое настроение
Дополнит осеннюю эту картину.

Собака сопит, правда слышно едва ли.
Вокруг тишина. За окошком стихия.
Зачем, интересно, писал вновь стихи я?
Зачем бутерброды опять остывали?

18:47 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
А еще я очень устал. Хромаю, потянул плечо. Это реалии моей работы. Но есть и положительные стороны, они того стояли, я думаю.
Журналистика - это труд. Когда кто-то поступает на журфак, то скорее всего он себе намечтал фуршеты, дружбу со "звездами", рукопожатия с политиками. И мало кто представляет себе беготню в любую погоду, споры с ментами, борьбу с бюрократами и недосып с недоеданием.

@темы: По ходу дела

18:08 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Непередаваемое чувство сопричастности настоящей борьбе.

@темы: Inside

10:07 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Скоро поеду делать репортаж. Велик шанс, что меня могу забрать менты, ибо. И тогда положенные три часа, штраф или 15 суток. Обожаю эту работу. =)

@темы: По ходу дела

00:00 

Черт, не удержался

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Даша улетела. Это так мило - напиться, запереться дома и грустить, смотреть на плачущее небо и думать о ней. Это так романтично.

Куда мне до этого...

@темы: Малая, По ходу дела

23:33 

Можно сказать, что мое - ибо перефразировал практически набор слов.

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Не страшно, если тебе срочно нужны деньги, а в кармане нет мелочи даже на пиво.
Страшно - когда тебе срочно нужны деньги, а в кармане вполне наберется на Hennessy XO.

@темы: По ходу дела, (с) Кто-то из древних

23:24 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
Вся прелесть принципов в том, чтобы иногда ими поступаться. Я никогда не провожал девушек куда-либо, я вообще не люблю провожать в дальнюю дорогу, я люблю встречать. А тут вот проводил, всем проводам проводы: не выспался, просадил существенную сумму, встрял на несколько часов в аэропорту, попустил половину пар, не поел толком - в общем отлично провел день, как обычно провожу его с малой.

А малая уже по ту сторону Ла-Манша, девяносто дней с копейками. Отсчет пошел.

А еще я немного покурил - Боже, ты был в хорошем настроении, когда придумал сигариллы.

А еще у меня есть год, чтобы написать роман, достойный Томпсона. Просто потому, что я сделал тебя, Хантер, по всем пунктам кроме этого, я еще не написал хорошей книги.

@темы: Малая, Inside

23:05 

Моей единственной большой любовью были и остаются женщины.
11.09.2011 в 13:54
Пишет мосты разводят меня:

28.08.2011 в 12:33
Пишет бес противоречия:

А верх - это там, где голова, или там, где небо?

URL записи

URL записи

Следами кед в пыли дорог

главная